Нечаянный герой

07 июня 2013 года, часов в семь вечера, в Мюнхене, усталый Эдуард Везингер возвращался со встречи земляков, на которой он как всегда читал по-русски свои новые стихи. Не имея работы, он стал ещё активнее писать и сочинять музыку, о нем даже написали песню.
Дожидаясь поезда на станции метро «Kolumbus Platz», в самом начале платформы, где они ещё на полном ходу влетают на станцию, он присел на лавочку у колонны напротив остановки последнего вагона и закрыл глаза, как бы продолжая общение, вспоминал историю своей семьи.
На таких встречах случаются чудеса — там оказались переселенцы из Житомирской области, из села Надбаевка, Новоград — Волынской губернии, где похоронен его дед по отцу.
Они как родные радовались и рассказывали, что стоит ещё на дедовской могиле большой каменный крест, на котором написано: Graf Julius von Wehsinger и очень краткая человеческая биография 1888-1919.
Когда немцы в 1919 году покинули оккупированную ими Украину, село сразу заняли большевики, у всех жителей стали всё забирать, то есть — раскулачивать. Дед завозмущался:
-Что же вы своих-то грабите? Отбираете как бандиты! Немцы если что забирали, то я за это деньги получал. Они покупали!
-Ах ты, буржуй недорезанный! Да ты ещё и граф немецкий? Сейчас мы тебе свою власть покажем!- услышал он в ответ.
Они поставили деда к стенке его же собственной конюшни и на глазах у жены, маленьких детей и всех соседей расстреляли без суда и следствия.
Бабушку Августу, в девичестве Ланге, теперь вдову выселили из дома в сарай. Как только стемнело, она схватила детей и убежала в соседнее село к своей сестре. В феврале 1933г. умерла от голода на железнодорожной станции Житомир.
Отец Эдуарда родился в Надбаевке, пацаном бежал тогда вместе с матерью, а когда она умерла на вокзале, похоронил её в снегу. Спасаясь от голода, добрался до Киева, попал на первые курсы красных трактористов, по оконачиню был направлен на работу в село Пруссы, где женился на Вере Липко. Во  время войны их эвакуировали в Польшу, в Лодзь, оттуда его послали в Альпы в район Оберзальцберга, на строительство «Альпийского редута». После войны он самостоятельно вернулся в свое село, где был арестован и судим. Получил 20 лет по 58 статье, его отправили в нулевой лагерь уничтожения, потом работал на джезказганских шахтах, затем попал под амнистию. После освобождения отыскал жену, и жили в Казахстане.
Эдуард Бертольдович Вейзингер родился 7 мая 1957 года в городе Темиртау (Казахстан). После отмены комендатуры семья перебралась на Украину в село Пруссы, Киевской области, откуда родом была мама Эдуарда. Отец умер там 11.02.1981г
После школы-интерната Эдик поступил в Киевское специальное училище, которое готовило рабочие кадры для авиационной промышленности, с отличием окончил, отслужил в рядах Советской армии в Калининграде, женился. Работал на Антоновском авиазаводе слесарем-сборщиком-клепальщиком высшего разряда, при конструкторском бюро, в специальном — экспрериминтельном цехе, где собирали первые, опытные экземпляры новых моделей самолетов. У него 20 лет стажа в советской авиапромышленности! В Германию перебрался 6 августа 2007 года, сын и дочка поехали вместе с ним.
Так он сидел на лавочке и мыслил о своём. Вдруг Эдуард услышал, что на перрон подошла семья местных немцев: мама, бабушка и очень шумные внук и внучка. Девочка примерно пяти лет была светлая, подвижная, с голубыми глазами и очень похожая на Алевтину — внучку Эдуарда. Её старший братик, шустрый мальчишка, без устали гонялся за сестричкой. Бабушка и мама не обращали на детей внимания, увлеченно беседуя и споря друг с другом.
Дети бегали по всему перрону, девочка спряталась за сидящим Эдуардом, но когда подбежал братишка, сорвалась с места, побежала к самой кромке платформы, поскользнулась и упала на рельсы.
Эдуард вскочил от неожиданности, бросил сумку, взглянул на табло, которое показывало, что до прибытия поезда осталось секунд 30. Он не помнит, как в мгновение ока оказался внизу на рельсах, схватил девочку и выбросил её на перрон. Его тут же обдало воздушной волной приближающего поезда и в туннеле показались ярко горящие фары. Эдуард попытался подтянуться на руках, только животик, возраст и лишний вес не позволяли ему это сделать, но страх придал такие силы, что он выпрыгнул на платформу как Валерий Брумель и перекатился подальше от скрипящего тормозами поезда.
Народ обомлел, но выходящая из вагонов толпа смешала всех. Эдуард попытался встать, но его сердце так прижало, что он побледнел. Он всё же кое-как доковылял до своей лавочки и сел.
Перепуганная бабушка и мама склонились над плачущей девочкой, которая поцарапалась, сильно ушиблась и содрала кожу на правом плече. Потом бабушка отвлеклась от внучки, подошла к Эдуарду, говорит: «Данке! Данке!» От радости достала пять евро и хотела дать Эдуарду. «Извиняюсь, что больше нету»,- сказала она.
«Не надо! Не надо! Данке! Кайн проблем!» — пытался улыбнуться нечаянный герой, а сам почувствовал, что ему совсем плохо, он весь покрылся холодным, потом и земля уходит из-под его ног. Подходили люди, что-то спрашивали по-немецки, он начал заикаться, сказать ничего не может, хватает воздух ртом как рыба на суше и ни звука… Подошла ещё одна женщина, видимо славянка, и на ломаном русском языке предложила валидол.
«Посидите, успокойтесь! Может вам скорую вызвать?» — спросила она.
«Нет! Нет! Не надо! Это всё дорого! Меня уже катали сo светомузыкой. Опыт есть!»- отказался герой. Бабушка подсунула ему под нос бумажку, ручку и повторяла: «Телефон! Телефон!» Эдуард написал ей номер своего сотового телефона. Потом все вместе с бабушкой вошли в ближайший вагон следующего поезда и укатили.
Немец из Украины тихо, не привлекая к себе внимания, сидел на лавочке. Прошло ещё две электрички. Сердце уже не так бешено клокотало, он медленно приходил в себя. С трудом добрался до дома и завалился спать.
Утром он захотел позвонить, но обнаружил, что пропал мобильник. Он съездил на ту станцию, обследовал все закоулки, осмотрел место, где он стоял на рельсах  — ничего.
Врач принял его без термина, обнаружил предынфарктное состояние, прописал таблетки и полный покой.
Только через десять дней Эдуард восстановил свой телефонный номер, купив новый мобильник, но ему никто не позвонил. Слухи разлетелись по городу, к герою с расспросами обратилась друзья, знакомые, журнал «Мюнхен Сити» и «Мюнхенский вестник»
Эдуард — известный в Мюнхене поэт, певец, организатор вечеров отдыха и председатель клуба «Синьор» в интернациональном творческом объединении «Chance». Теперь он по-настоящему решил заняться собой. Кроме сочинения стихов и общественной нагрузки начал бегать и ходить в бассейн. Bдруг кому-то снова понадобится его скорая помощь. Каждый герой – неповторим! Скромность — его медаль, главная награда — жизнь ребёнка.

Райнгольд Шульц, Гиссен, Германия

Что наша жизнь?
Что наша жизнь — каприз судьбы.
Сегодня на коне, а завтра под конём.
Стоят сегодня прочные столбы,
А завтра всё горит огнём.

Что наша жизнь — один лишь миг,
Звезда, мелькнувшая на небосводе.
И всё, что в этой жизни ты достиг,
Как утренний туман, с росой уходит.

Всё в этой жизни суета,
Всё, что пришло, уходит безвозвратно.
И умирает красота,
Чтоб возродиться многократно.

  Eduard Wehsinger

На фото внизу: Мюнхенская творческая группа поэтов и композиторов под руководством Олега Левинова.
Слева направо Эдуард Везингер, Мария Шефнер, Белла Иордан, Олег Левинов

Мюнхенская творческая группа поэтов и композиторов под руководством Олега Левинова

СЧАСТЛИВОГО ПУТИ!
Авторская песня Leo Himmelsohnа
О, Везингер – певец печали!
О, Эдуард, счастливым будь!
Пускай весёлые причалы
зовут тебя в желанный путь!
Смотрю на Мюнхен – вижу Киев.
Дунайский Изар – друг Днепра.
И Альпы милые такие!
Когда тоскуешь, ты неправ!
Тяни душой живую ноту
и заливайся соловьём!
Буди тоскливую дремоту!
Дружи величием со Львом!
Так пусть мелодия и слово,
взлетая страстью до высот,
спасут красу и мир от злого!
Пускай талантливым везёт!

Полезное