Музыкальный «Труп», или Раздвоение Фёдора Протасова

Музыкальный «Труп», или Раздвоение Фёдора Протасова
Фёдор Протасов - В. Мамонов, адвокат - О. Клишин, Лиза - Т. Родионова, Виктор - А. Каспаров.

Вот как бывает, однако. Жил человек, вполне счастливую семью имел — жену, сына (что с того, что «все семьи несчастливы по-своему»); потом по слабости духа ушёл в загул, стал общаться с цыганами, пить много…

Жена вернуть его  не смогла, да и друг, постоянно вертевшийся рядом, стал претендовать на нечто большее, и в конце концов решилась на развод. В XIX веке эта процедура происходила, хоть и осуждалась, а уж начало нового  века и вовсе принесло новую мораль…  Фёдор Протасов, как джентльмен, взял вину на себя: дескать, вот Маша-цыганочка, я и впрямь беспутный, а бывшая супруга пусть будет счастлива. Елизавета дала мужу сумму, чтобы тот мог уладить формальности, а Фёдор решил не тратить деньги на якобы не нужные бумажки и  разыграть самоубийство. И пропал, оставив у проруби часть своих вещей. Удручённая жена вроде бы опознала в темноте мертвецкой руку мужа. Да и кто стал бы её винить в том, что она обозналась!.. Ведь у Елизаветы Андреевны началась своя неплохая жизнь.

Но выясняется, что в положении Фёдора Протасова и смерть не стала бы выходом, и продолжение жизни не сделало бы его человеком. Он стал «живым трупом», и это очень точное определение Толстого.  Протасов потерял не только положение в обществе, семью, дом, — он потерял способность надеяться на лучшее и, скитаясь по России,  стал личностью «без определённого места жительства». Однажды на него донесли,  и новый рьяный следователь, вероятно жаждущий чинов, разматывая клубок Фединой жизни, привёл следствие к Елизавете, уличив её в двоемужестве. Лизу арестовали и посадили, а Протасов, по Л. Толстому, застрелился; по сценической версии, он погиб во время аварии на фабрике…

 

Цыганка Маша - З. Юдина
Цыганка Маша — З. Юдина

Откуда же появились разночтения, дополнительные подробности? Дело в том, что инсценировка и постановка Марины Глуховской включила не только работу Льва Толстого, но и пьесу его сына Ильи «Труп». Сравнивать здесь первоисточники и спектакль — достаточно кропотливая работа. Поэтому остановимся на впечатлении зрителя.

Пьеса Толстого в каком-то смысле экзистенциальна; её героям постоянно нужно напряжённо думать, как из неудачных дальнейших событий выбрать наименее худший.

Почерк Марины Глуховской узнаваем. Большим плюсом считаю её внятное прочтение и воплощение. Ведь тем, кто не читал литературную основу, хочется понять хотя бы смысл произведения. Шекспир, Достоевский, Толстой в постановке этого режиссёра становятся доходчивее для «среднего» зрителя. Что, конечно, вовсе не умаляет художественных достоинств спектакля — блестящей игры актёрского ансамбля (в «Живом трупе» помимо ведущих артистов драмтеатра им. И.А. Слонова, заняты студенты театрального института), великолепно подобранного музыкального оформления и, конечно, костюмов.

«Живой труп» густо насыщен музыкой, прежде всего цыганской; здесь звучат городские романсы, французский шансон, блатные песни «дна», погружая зрителя в непростую эпоху Толстого, оказавшуюся созвучной нашему времени.

Спектакль красивый. Лишний раз скажем «Браво» главному художнику театра Юрию Наместникову: он всегда тонко чувствует эпоху и старается сделать каждую постановку максимально зрелищной. Поэтому дамы щеголяют здесь в красивых платьях и шляпках рубежа XIX-XX веков, мужчины носят костюмы, длиннополые пальто и шляпы элегантно, с достоинством, а разлетающиеся юбки цыганского  табора, взлетая, оставляют ощущение настоящего праздника души. Того, с которым так не хотелось расставаться Фёдору Протасову…

 

В спектакле, как показалось, у главного героя есть двойник — его приятель Иван Петрович (Александр Фильянов). Молодой одинокий человек декадентских настроений. Порывающийся всем читать стихи (видимо, свои). В них — тоска, пошлость жизни, уныние, безысходность. После одной бурной ночи у цыган он стреляется, сделав это, на его взгляд, красиво, эстетично.

Декадентские настроения несёт в себе также подруга Лизы Марья Крюкова (Александра Коваленко).Она эмансипирована, носит стрижку цвета воронова крыла и брюки, курит; она привлекает внимание противоположного пола, но отчего-то невыносимо грустна… Лейтмотив спектакля — поезд — привёз вместе с нею в Россию дух волюнтаризма и буржуазный цинизм. Недаром Виктор Каренин, не в состоянии спасти Елизавету, уходит, пританцовывая, с этой дамочкой.

 

 

Лиза в исполненииЛиза - Т. Родионова Татьяны Родионовой — светская, непрактичная, капризная дама, судьба которой оказалась сломанной. Родионова — прекрасная актриса, она мастерски играет как сдержанность, так и бурю эмоций, и вопль отчаяния, вырывающийся у неё в последней сцене (осознание: тюрьма — это конец, и это всерьёз) заставляет зал не просто вздрогнуть — содрогнуться и отчаяться вместе с её несчастной героиней.

 

Пусть косвенно, в спектакле звучит тема отцов и детей. Матери предостерегают детей от необдуманных поступков (мать Лизы — актриса Л. Баголей), журят любя (мать Виктора Каренина — актриса А. Зыкина) или приказывают слушаться (старая цыганка — актриса Т. Джураева).

Протасов - В. Мамонов
Федор Протасов — В. Мамонов

Проблему отцов и детей не решает только один (единственный) отец в этом спектакле — сам Фёдор Протасов (заслуженный артист Виктор Мамонов). Как многие мужчины, он уходит от этой проблемы и совсем не вспоминает сына. Кстати, в спектакле на сцену выходит в роли Мишеньки  ребёнок — Савва Кузьмин. Кому, как не многодетному Толстому, было знать, как дети болеют, развиваются, подрастая, начинают задавать сложные вопросы. Мне показалось небессмысленным внутреннее сходство отца и сына Протасовых, выразившееся в любви… к Пушкину. Мишенька, встав на табуреточку, читает строки «Сказки о мёртвой царевне» (закроем глаза на эпитет); Фёдор же декламирует последние строфы «Евгения Онегина»: «Но грустно думать, что напрасно была нам молодость дана…» Можно надеяться, что сын унаследует возвышенную, ностальгирующую душу отца, но, конечно, не его пагубные привычки. «Нам не дано предугадать…»

Настойчиво и властно звучит в спектакле тема денег. Да, без них жизнь невозможна. Но пустить сбережения можно во благо или прокутить, промотать, приобретая лишь сиюминутное удовольствие. Показательны и страшны диалоги старой цыганки с Фёдором, а затем — со следователем: мать назначает цену за Машу, и она достаётся победителю.

Кто же судьи, разрешающие семейные проблемы Протасовых? Домашний адвокат (Олег Клишин) и следователь — судья неправедный (Валерий Малинин) с помощником (Максим Локтионов), который, впрочем, ещё «зелёный» и получает за «науку». Следователь пользуется запрещёнными, но такими известными приёмами, стремясь подавить личность и в конечном итоге — уничтожить бесправного, страдающего, вконец запутавшегося человека.

«Живой труп» в постановке Саратовского театра драмы им И.А. Слонова, конечно, можно считать удачей. Лев Толстой, великий гуманист, ещё раз напомнил зрителям про вечную борьбу светлого и тёмного в наших душах, предоставляя выбор нам.

 

Анна Морковина

 

 

Поддержите проект

Полезное