Почему не работает закон о банкротстве физических лиц

Потенциальные банкроты практически не пользуются возможностью объявить себя таковыми. Арбитражные процессы, инициированные самими банкротами, составляют крайне малую часть из числа всех процессов. По состоянию на 1 ноября освобождения от долгов добились около 1 человек, что составляет всего 02,% от числа потенциальных банкротов, попадающих под действие закона.

Что касается механизма реструктуризации задолженности, то он, по мнению большинства экспертов, не работает, в 80% случаев инициаторами банкротства становились кредиторы.

Согласно оценкам Объединенного кредитного бюро под действие закона о банкротстве физических лиц попадает 593 тысячи россиян, долги которых превысили полмиллиона рублей. В большинстве своем это долги по кредитам, платежи по которым не вносились от 90 дней.

Причин невосребованности закона несколько. Во-первых, суды в некоторых случаях отказывают гражданам в списании долгов, мотивирую это тем, что потенциальные банкроты взяли на себя кредитные обязательства, прекрасно осознавая, что не смогут их исполнить, а значит намеренно вводили кредиторов в заблуждение. Другим гражданам процедура банкротства оказывается не по карману: оплата услуг профессионального юриста, заплата арбитражному управляющему, госпошлина в суд и т.д. Кроме того, сами арбитражные управляющие не желают участвовать в процедуре банкротства за предусмотренные законом 25 тысяч рублей.

— Большинство банкротов, это люди, которые попали в так называемую «социальную ловушку бедности», — говорит председатель Ассоциации адвокатов за права человека Мария Баст. — Этот термин был придуман  всемирным банком много лет назад. Когда человек попадает в эту ловушку, ему уже не до юридических процедур, его больше заботит, как себя прокормить. Его потребности снижены до базовых. Он уже не задумывается о том, что банки предъявляют ему претензии, что его одолевают коллекторы со всех сторон.  Эти люди де факто приняли решение, что они являются деклассированными элементами. Они расписываются в собственном положении и бессилии. Чтобы пройти процедуру банкротства, которая не так проста, им нужно грамотно составить заявление, собрать необходимые документы, доказать в суде, что он не платежеспособен. В силу своей юридической безграмотности, многие не могут сделать этого самостоятельно. Поэтому чаще всего, пускают все на самотек.

Я считаю, что нужно упрощать закон. Но я не думаю, что на это пойдут банки и кредиторы. В капиталистическом обществе ни один банк не будет прощать долги. Он не заинтересован даже в их реструктуризации. Напротив, они заинтересованы в том, чтобы заемщики были вечными должниками и находились в зависимости от банка.

В том, что закон о банкротстве физических лиц в конечном итоге сам себя изживет, уверен певец и экономист Денис Харламов.

— На мой взгляд, помимо того, что у потенциального банкрота нет денег на саму процедуру банкротства, в нашей стране само слово банкрот имеет отрицательную коннотацию.

Люди не готовы признавать себя банкротами. В их понимании банкротство означает что-то страшное и не понятное. В обществе нет понимания, что банкротство — это вполне цивилизованная форма ухода от долговых проблем.

Сейчас в законе предусмотрена норма, согласно которой расходы по упрощенной форме банкротства юридических лиц, в том числе зарплата арбитражному управляющему оплачиваются из федерального бюджета. Было бы неплохо ввести такую же норму в отношении лиц физических. Разработать систему кредитования банкротов. Проводить разъяснительную работу среди должников, и т.д. Другое дело, что эта норма все равно не работает по причине отсутствия денег в бюджете. И поскольку никакого роста бюджетных расходов на нужды простых людей в ближайшее и довольно длительное время не предвидится, закон о банкротстве и дальше будет буксовать до тех пор, пока его реализация не прекратится вовсе.

Полезное