И дольше века длится путч?

ГКЧП и развал СССР были неизбежны

«На протяженьи многих лет я помню дни переворота…» — так бы, наверное, сказал, поэт о событиях августа 1991 года. Страна стремительно летела в пропасть, несколько министров взяли ненадолго власть в стране в свои трясущиеся руки. Или, как модно говорить на нынешнем сленге, «как бы взяли» — потому что их власти не хватило даже на то, чтобы арестовать Ельцина и его сообщников. Да, история не терпит сослагательного наклонения. Но разве не для того люди помнят об ошибках, чтобы не повторить их в будущем?

Мечтать не вредно, но бесполезно

«Ах если бы путчисты победили!» — мечтают в прессе и в социальных сетях уже 25 лет. Всякий мнит себя стратегом, видя бой со стороны. Практика показывает, что большинство ностальгирующих по СССР в соцсетях, как и большинство диванных аналитиков, дающих советы власти сегодня, с фактурой не знакомы и не собираются разбираться с ней, а выводы и пространные тексты пишут на основе прочитанной в интернете ахинеи и собственного понимания исторических фактов.

Мечты диванных аналитиков в духе альтернативной истории о победе ГКЧП все чаще сводятся к «китайскому варианту». В середине апреля 1989 г., сразу после смерти китайского Горбачёва — Ху Яобана — десятки тысяч вышли на демонстрацию, основав постоянный палаточный городок на главной площади столицы Тяньаньмэнь. После того как участники протестов неоднократно отказались подчиниться призывам правительства разойтись, 20 мая в городе было введено военное положение. Когда  стало ясно, что договориться с демонстрантами нельзя, принято принципиальное решение, намотать протестующих на гусеницы танков.  Цена за сохранение государства и его перспектив оказалась умеренной – от 200-250 погибших  и около 3000 раненых по официальным подсчетам, до «небесной тысячи» (1000-1500 жертв),  по подсчетам диссидентов и американских советников. В 1992-1993 году, когда китайцы на примере Советского Союза увидели, к чему могла привести другая линия поведения в период политического кризиса, они сменили свою оценку тех событий, а сегодня смело можно сказать, что «китайский путь» (реформы в экономике, полный контроль над политикой) стратегически оказался грамотным решением, а перестроечный путь Горбачёва (реформы в политике, хаос в экономике) оказался сошествием в никуда.    В итоге Китай  мощно вступил в XXI век, обладая авторитетом крупной мировой державы с экономикой, растущей на 10% в год, целостной территорией, накормив и одев громадное население,  завалив мануфактурой полмира. «Вот бы и у нас так» — мечтают диванные любители альтернативной истории и напоминают о жертвах ГКЧП – «мало подавили». Надо сказать, что три парня, по молодости ввязавшиеся в схватку титанов – околовластных группировок – погибли случайно. Намеренного подавления противодействия путчистам никто бы не допустил, и не только из-за боязни перепачкаться в крови, а потому, что судьба СССР уже была решена за годы до путча. ГКЧП был, скорее, драматической постановкой, чтобы прежняя власть ушла красиво. Кстати, все участники ГКЧП получили потом хорошие должности – чем не свидетельство игры? Так что мечтать о том, что путчистом надо было сделать, бесполезно – они сделали все, что задумывали. А судьба СССР была предрешена раньше. Последний шанс сохранить его появился весной 1991 года.

Истоки краха СССР

К распаду Советского Союза привел целый ряд политических ошибок, начиная с 30 декабря 1922 года. Прежде всего, это заложенное в Союзный договор право республик на выход, не подкрепленное законодательно положениями о порядке выхода. Декларация о праве на выход, о праве наций на самоопределение на самом деле была одним из орудий борьбы большевиков с самодержавием. Кукловоды путча, начатого в России не в 1991, а аж в феврале 1917 года при поддержке зарубежных финансово-промышленных групп и спецслужб, активно внедряли в сознание масс идеи сепаратизма, «самостийности» как пути спасения от самодержавия. На деле целью было раздробление Российской империи на возможно большее количество удельных княжеств.   Самодержавие рухнуло, орудие осталось и, не будучи обезвреженным, выстрелило через несколько десятилетий. Средства, общими усилиями народов СССР, вложенные в экономику союзных республик, оказались в распоряжении кучки партийцев-капиталистов и были ими растрачены без пользы для населения ставших независимыми республик.

Существовала бы Российская империя с Киевской, Минской, Рижской областями – не было бы никаких проблем. Так что путч 1917 года не кончился, он проявил себя в 1991, и до сих пор потомки тех кукловодов мечтают дробить и дробить великую Россию, желательно до уровня Саратовской, Энгельсской, Балаковской республик.

Огромное значение оказал экономический кризис, к которому привела непродуманная экономическая политика нескольких правительств. Кооперативы, существовавшие при И. В. Сталине, разогнали – побоялись хозяйственной самостоятельности и финансовой независимости граждан. Тем самым  загнали честных предпринимателей в тень – и «цеховики»  сообща с прочим криминалитетом в итоге сами взяли власть на рубеже 80-90-х. Реформу А.Н. Косыгина свернули – испугались того, что каждый начнет действительно получать по труду. Прочно сели на нефтяную иглу, а поток нефтедолларов тратили на ВПК и на сомнительные внешнеполитические и военные авантюры, поддерживали сильно развивающиеся страны, которым нынешняя Россия то и дело прощает многомиллиардные долги. Откуда, скажите, при таком раскладе взяться пресловутому трудовому энтузиазму масс? Во времена ГУЛАГа хоть был бесплатный рабский труд, но теперь людям за работу надо было платить, а денег взять неоткуда.

Сильно повлиял на сознание советских граждан и моральный кризис. Росло социальное расслоение. «Кто был ничем» – тем и оставался. Партноменклатура настолько заелась, в такой степени потеряла доверие простых людей, что они исподволь желали пропасть пропадом «проклятым коммунякам». Поэтому реально значимые шаги и призывы власти, искренне озабоченной ситуацией в стране, просто не воспринимались населением как руководство к действию, а заявления вроде «Не могу поступаться принципами», «Не могу молчать» и открытые письма интеллигенции к руководству страны высмеивались не без помощи зарубежных консультантов по «распространению демократии».

Узкий путь спасения

Еще одна популярная у любителей альтернативной истории версия, претендующая на истину. В марте 1991 года состоялся Всесоюзный референдум о сохранении СССР. «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?». При явке 80% ответили «Да» 113 512 812 человек, или 77,85 %. Даже если не принимать во внимание игру слов об обновленной федерации суверенных республик (с точки зрения теории права, «федерация» и «суверенитет» несовместимы, так как суверенитет  — независимость республики во внешних и верховенство государственной власти во внутренних делах, что несовместимо с признанием верховенства федеральной Конституции), сам факт голосования населения  за сохранения СССР обязывал власть принять меры по исполнению волеизъявления народа. На основе воли народа нужно было сделать не так уж и много. Принять законы, запрещающие сам разговор о нарушении территориальной целостности страны. На основе законов посадить (а Ленин в таких случаях советовал «расстрелять, чтобы народ видел») активистов-сепаратистов. Разобраться в причинах националистических настроений, являющихся почвой для сепаратизма, и опять-таки на законных основаниях посадить виновных и устранить причины. Кстати, в большинстве случаев национальные конфликты были следствием коррупции и непрофессионализма местных властей, которые легко можно было сменить.  В итоге когда начался парад суверенитетов, союзное правительство трусливо соглашалось с сепаратистскими настроениями в республиках. Хотя смена партийно-хозяйственного руководства мятежных республик решила бы все проблемы. Не секрет, что именно республиканская партхозверхушка порой была форпостом сепаратизма.

Еще одну соломинку спасения граждане прозевали в 1990 году. В июле состоялся последний XXVIII съезд КПСС. Девятнадцать миллионов партийцев, которым дорого было социалистическое отечество,  юридически могли сформировать собственный состав партсъезда, снять Горбачева, переизбрать ЦК, разработать и принять новую программу развития. Мы с вами видели, что получилось на деле.

 

Владимир Краснов, «Провинциальный телеграф«

Поддержите проект

Полезное