Когда часы двенадцать бьют…

Все мы родом из Советского Союза. И запах хвои и мандаринов с чем ассоциируется? К чему лукавить – у большинства не с Рождеством, а с Новым годом. Тем самым, когда родителям на работе за условную плату раздавали несметное количество апельсинов и мандаринов, а живая елка еще не стоила с добротную корабельную сосну. Но очень интересно узнать, почему на празднование всеми любимого Нового года довольно скептически смотрит Церковь?

О вере в чудеса
Новый год… Такой привычный и теплый, со своими неотъемлемыми атрибутами – сельдью под шубой, оливье и «Голубым огоньком». Но в то же время будоражащий сердце на последнем ударе курантов, когда под звон бокалов в пляшущих пузырьках шампанского рождается ожидание чего-то необыкновенного. И вполне себе взрослые тети и дяди на какое-то мгновение ныряют обратно в сказку. И пусть суровая жизнь давно убила веру в Деда Мороза, но под бой курантов бывшие мальчики-зайчики и девочки-снежинки неизменно верят в то, что новая счастливая жизнь обязательно начнется. А праздничная эйфория, когда, как гласит известный афоризм, рады даже тем, кто ошибся дверью? Такое бывает только в одну единственную ночь в году!

Но это все у людей светских, с Церковью связанных лишь узами традиционного кулича на Пасху. Воцерковленные люди настоящим праздником, как известно, считают лишь Рождество Христово. Про Новый год они зачастую готовы всецело забыть. Но почему? Разве плохо верить в чудеса, по-детски надеяться на что-то лучшее?

И еще… Всем известно, что суевериям в Церкви не место. Но чем могут навредить безобидные новогодние приметы, повторять которые стало уже добрым обычаем, чем они плохи? Например: «В новый год без долгов», «Как новый год встретишь, так его и проведешь». Неужели в этих безобидных высказываниях можно усмотреть что-то неправильное?

Долой гороскопы?
Давно и довольно прочно в наш быт вошел восточный календарь. Это уже данность. Все привыкли, что каждый год получает свое имя: красного дракона, синей обезьяны, белой лошади. Но разве плохо, что теперь не нужно ломать голову над новогодним сувениром? Ведь забавная зверюшка, символ года, – симпатичный и ни к чему не обязывающий подарок.

С приближением заветной даты все журналы и газеты начинают пестреть всевозможными гороскопами, прогнозами и пожеланиями на будущий год. Сомнительно, что взрослые люди так уж серьезно относятся к астропрогнозам, скорее это лишь развлечение, и не очень понятно, что в нем дурного усматривает Церковь?

Ведь получается, что если человек всерьез переступает порог храма, то он со всеми светско-мирскими обычаями должен извергнуть вон из своей жизни и все вышеперечисленные новогодние традиции. И тогда 31 декабря превращается в ничем не примечательную дату с последующим таким же обыкновенным, и к тому же постным (разгар Рождественского поста) 1января.

Нет, я не говорю ни в коем случае, что это плохо! Но ведь ломать не строить. Новый год вычеркнут, а Рождество еще не стало родным и близким. И из жизни уходит праздник. Она вдруг становится уныло-пепельной, без права на сказку.

Ну, ладно, взрослые. А дети? Дети любят праздники и подарки независимо от своей (а вернее, родительской) конфессиональной принадлежности. И когда их друзья и одноклассники с восторгом разворачивают под елкой подарки, эти дети тоскливо ждут своей очереди еще целую неделю.

А неверующие друзья и знакомые, глядя на такое, как им представляется, самоистязание, лишь проникаются неприязнью к Церкви, отказывающей своим чадам во всенародно любимом празднике.

Одним словом, почему большинству популярных в нашей стране новогодних традиций нет места в жизни православного человека? Или все-таки Церковь идет на компромисс, и у нее есть свой взгляд на то, каким должно быть отношение к этому празднику?

Наталья Фадеева

Радость Рождества

Не стоит думать, что Новый год – это самостоятельный праздник, который появился в традиции советского общества сам по себе, ниоткуда. Традиция встречи Нового года была насильственно трансформирована из празднования всеми любимого в России Рождества Христова. Когда христианство было религией русского общества, для любого человека все перечисленные радости: праздничное настроение, вера в лучшую жизнь, ожидание подарков – были связаны именно с Рождеством.

В этот день дарили подарки, вспоминая о дарах волхвов, устраивали праздничный стол в связи с окончанием поста и наступлением святок, ходили в гости, пели колядки – славили родившегося в мир Спасителя. Так как не только Церковь, но и все общество в то время жило по юлианскому календарю, Новый год приходился на святки, и никакого противоречия не возникало.

После октября 1917 г. все религиозные праздники, в том числе и Рождество, были запрещены. Причем наказание могло последовать не только за посещение богослужения, но и за безобидную рождественскую елку в доме. Только в конце 30-х годов государство позволило своим гражданам устраивать праздник теперь уже в новогоднюю ночь, которая по новому, григорианскому календарю предшествовала Рождеству и приходилась на разгар Рождественского поста. С точки зрения здравого смысла традиция эта была совершенно искусственной – с таким же успехом можно праздновать и начало месяца или недели. Но за годы существования советской власти люди, далекие от Церкви, привыкли к этому празднику. Для верующих людей, а они были в советское время, главным и тогда оставалось Рождество Христово.

Безусловно, что почти все сегодняшние церковные люди родом из советского детства и также привыкли к Новому году. Но, придя к Богу, приняв для себя традиции, которыми Церковь живет на протяжении столетий, ни один верующий человек – взрослый или ребенок – не променяет Рождество Христово на Новый год. При этом христиане не отрицают, что кто-то может отдыхать и веселиться в новогоднюю ночь.

Церковь вообще никого не принуждает праздновать или не праздновать, поститься или не поститься. Почему такая обида возникает у светских людей, когда им кажется, что Церковь отнимает у них Новый год, предлагая взамен Рождество? Да потому, что многие люди даже не пытаются понять суть Рождества Христова. Им кажется, что праздник, само ощущение полноты бытия может быть связано только с боем курантов, салатом оливье и брызгами шампанского. Но почему же, проведя полдекабря в беготне по магазинам, заготовке продуктов, люди не испытывают настоящей радости? Бой курантов, пробки шампанского…, а наутро болит голова, на сердце пустота, и нет никакой сказки? Да потому что в Новом годе нет стержня, нет глубокой истины. Доказательством тому служит огромное количество спиртных напитков (и отнюдь не шампанского), которое выпивают в нашей стране в праздничные дни. Ведь когда есть настоящая радость, ее не надо искусственно подогревать.

А в Рождестве Христовом эта истина и глубина, эта радость есть. Так может быть, стоит попробовать оставить советские предрассудки и приобщиться к настоящей традиции нашего народа, а Новый год воспринимать как тихий семейный праздник, некую подготовку к Рождеству? Или, по крайней мере, перестать недоверчиво смотреть на тех, кто эту традицию для себя уже нашел.

Что касается гороскопов… Еще в Ветхом Завете мы находим запрет обращаться к гадалкам и прорицателям. Ведь таким образом человек пытается узнать волю Божию о себе, свое будущее просто из пустого любопытства, не прилагая труда по очищению своей души. Астрология плоха и потому, что человек пытается построить свою жизнь при помощи схем, объясняющих, в том числе, и пороки. И в наши дни взрослый человек серьезно заявляет: «Ну что поделаешь, ведь я – огненная свинья!» – объясняя тем самым очередной неблаговидный поступок.

В одной из книг Ветхого Завета мы находим рассказ, как евреи стали поклоняться солнцу, звездам и луне, то есть занялись астрологией, служили идолам — литым изображениям тельцов, и многократно в Священном Писании эти действия называются «мерзостью пред Богом», изменой, умопомрачением, потому что люди тем самым отвращались от Бога — своего Творца. А Господь отвращался от них.

Конечно, любое предательство, любой грех и порок можно объяснить несерьезным отношением. Но когда первым христианам предлагали принести жертву языческим богам, их современники также не всегда требовали серьезного отношения. Христианам нужно было просто бросить горсть благовоний и произнести исповедование идолов богами – без сердца, без веры, просто из чувства политкорректности. Но они готовы были на смерть пойти, лишь бы не предать Христа. Ведь сказано в Евангелии: «Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом» (Лк. 16, 10). Человек, способный нарушить заповедь в малом, нарушит ее и в великом.

Не стоит думать, что широта взглядов, готовность принять любые верования и обычаи обогащают наши отношения с людьми. И странно радоваться, что теперь не нужно ломать голову над тем, что подарить в праздник. Еще недавно не только дети, но и взрослые с удовольствием и с особой тщательностью выбирали подарки для дорогих людей. Нередко делали их своими руками, чтобы выразить тем самым заботу и любовь. А сегодня мы идем в магазин, покупаем там открытку с плохо рифмованными стихами, абсолютно ненужный сувенир – символ года и отправляемся «радовать» близких. А наши близкие потом ломают голову, что делать с целым стадом коров, лошадей или стаей змей, которые скопились от заботливых родственников. И это называется милый обычай дарить подарки? А в выигрыше остаются только продавцы этих поистине бесполезных вещей.

Почему же мы настолько падки на все иностранное? С Запада приходит день неведомого нам святого Валентина, и мы забываем своих святых подвижников. У китайцев наступает Год синей обезьяны, и русским людям опять же нечего хранить, кроме китайских народных традиций. Кого ни спроси, Евангелие мало кто читал, а гороскопы – каждый. Мы готовы перенять все праздники Запада и Востока, заставить квартиру изображениями свиней и крыс, но когда дело доходит до серьезных вопросов, до христианских традиций, и пальцем не пошевельнем, чтобы открыть для себя что-то новое. За каких-нибудь пять-десять лет о дне влюбленных узнали даже дети в детских садах, а Рождество Христово на протяжении 20 лет после освобождения Церкви, увы, все еще праздник, который «не стал для нас родным и близким».

И это большая наша общая беда. Это предательство по отношению к нашим традициям, предкам, к самим себе, наконец. Европейцы, как и любые другие народы, гордятся своими праздниками и устоями, чтут их. Почему же мы готовы всё забыть и перечеркнуть? И о каком же возрождении русской нации тогда можно вести речь?

Игумен Пахомий (Брусков),
настоятель Свято-Троицкого собора г. Саратова

По материалам Информационно-аналитического портала Саратовской епархии

Поддержите проект

Полезное